Записаться на курсы
 


Беседа 2. Советы ораторам


Фонд Русская Берёза


Слово о любви, НЕ произнесенное на 50-летие отца Артемия и 20-летие Храма всех святых в Красном селе

Дорогомилый, родной и любимый батюшка!

Справедливо, что не дали нам, отцам и братиям, матушкам и сестрам, прихожанам и приходящим в Храм Ваш слова, ибо потопили бы Вас в реках любви и благодарности.

Откуда же эта любовь? Если любовь есть откли на зов родной души, если любовь - жертвенное приношение себя в дар другому, то не в ответ ли на Вашу жертву мы заполнили все места и проходы в Королёвском зале Останкина, где в этот вечер царствовала та любовь, Божественный свет которой сияет и в нас, людях?

Мы видим и знаем, что эта же любовь заставляет Вас до изнеможения исповедовать нас, грешных, в царственном Храме сем, а затем вновь напитываться богатырской силою, преодолевая плотские немощи и становясь богатырём духа, ибо сила Божия в немощи и совершается.

Эта сила – от верности в служении Богу, дающей силы и для служения Родине, о которой пели наши малыши-десантники, и для служения словесным наукам, и для безмолвно-музыкального вдохновения, внушённого красносельской француженке – «так, неожиданно, слегка, сияющего дуновения божественного ветерка…»

Но вот, дорогой батюшка, один промыслительно-исторический сюжет о Вашем имени и Храме, которому вы отдаете все свои силы, ибо сказано: «и весь живот наш (а не половинку и не четвертинку!) Христу Богу отдадим». Д?роги же вы потому, что прежде всего мы ценим в Вас человека словесного – и это ли не высшая похвала у Бога-Слова? Ведь словесный значит и разумный, и благовествующий, и доброязычный, и проповедник, и ветия, и оратор, и краснословец, и ритор… Слово правит миром, и это Слово сияет в нас своим отражённым светом.

Тридцать лет назад я работал в Государственном Историческом музее над рукописью первой русской «Риторики», точнее, над самым её ранним списком 1620 года, который находится в сборнике размером с осьмушку (помещающуюся в ладонь), но имеющем более шестисот листов, ибо вмещает и Грамматику Мелетия Смотрицкого, и Диалектику Иоанна Дамаскина, и Риторику, и Космографию, и Буквицу… Автора этой «Риторики» мы до сих пор не знаем, но сейчас нам откроются некоторые догадки. На верхней и нижней крышках перелёта были наклейки, что, мол, «книга сия Ионы, чернаго попа, городца поволжского», а куплена «книга сия у вдовы попадьи Артемеевской, что на Тверской живёт, за два рубли и алтын».

Но если это «наклейка», то ведь она на что-нибудь наклеена… И вот приподнимаю, затаив дыхание, исследователь наклейку, а под ней другая запись – сверкает красной киноварью: «Сия книга …» а далее прочитать невозможно, ибо нельзя ничего в рукописи отрывать, но только с благоговением её касаться и почти не дышать... Припадаю к стопам заведующего Отделом рукописей грозного Ивана Васильевича Лёвочкина, который один царствует над всеми рукописями Отдела, никому не позволяя лишний раз коснуться священных страниц, и прошу: «Не льзя ли (так в старину писалось!) отклеить эту надпись?» - «Отчего же? – отвечает Иван Васильевич. - Можно!..»

Две недели спустя получаю аз, многогрешный, отклеенные надписи и вижу сияющие под ними записи первого владельца первой русской «Риторики»: «Премудрая сия книга грамматика и диалектика и риторика Алексиевскаго Девичия монастыря диякона Артемия Спиридонова…». А если ты, читатель, помнишь историю своего Храма, то, конечно, знаешь, что Алексеевский девичий монастырь находился в центре Москвы на Чертолье, то есть на том месте, где было решено в 1837 году поставить Храм Христа Спасителя, а сам монастырь перенести в Красное село.

Так что в некотором смысле наш Красносельский храм историко-географически предшествует и самыми тесными узами связан с главным сегодняшним храмом России, а имя её сегодняшнего настоятеля отца Артемия – таинственно совпало с именем 400-летнего предшественника некоего диякона и затем, видимо, и священника Артемия (ибо «попадья» продала книгу «за два рубли и алтын»), который и владел первой русской «Риторики», писавшейся как раз во втором десятилетии XVII века.

Да и жил-то тот отец Артемий с попадьёй «на Тверской» - тоже ведь провидческое совпадение, ибо и наш отец Артемий служил на Тверской в Храме Воскресения Словущего.

Пусть эти факты вселяют в нас чувство исторической общности, наследственности, которую мы приняли от наших великих предков, живших до нас, а мы бы утепляли душу размышлением о том, что тянутся от нас ниточки исторического родства к тем далёким предшественникам, что старались и трудились на Русской земле до нас.

А вот сродство друг другу мы чувствуем тогда, когда находим множество таинственных совпадений, которые – хочется верить! – не зря нам подсказывает Господь. Смотришь «проАртемеевский» фильм «О любви» и думаешь: и меня воспитала бабушка, которую отпели в Храме Воскресения Словущего, и у меня был брат-близнец (наши братья оба предстоят в Царствии Небесном Престолу Всевышнего), и мы также вдвоём обыгрывали в футбол пятерых «шпанёнков», но, самое главное, что там, где мы собираемся – двое, трое во Славу Божию – там должна расцветать духом словесно-божественная человеческая природа…

Помните 91-й год (двадцать лет назад!) – первые Кирилло-Мефодиевские чтения на родном филологическом факультете Московского университета? Какая божественная сила заставила робкого молодого преподавателя выйти на трибуну поточной аудитории и в предшествии научного доклада пропеть «Верую!» на музыку Архангельского? Затем – наше первое знакомство и объятие…

Слава Богу за всё!.. Когда два дня назад в Государственной думе на заседании, посвящённом русскому языку и слову, артист умильно читал блоковское «в сердцах, восторженных когда-то, есть роковая пустота…», намекая на сегодняшний день, мне хотелось ответить тютчевским: «Счастлив, кто посетил сей мир в его минуты роковые, Его призвали всеблагие как собеседника на пир…» Нас всех призвал Господь «собеседовать» - прежде всего с Ним, а затем уметь собеседовать словом друг с другом, и иных Господь, как писано в первой русской «Риторике», поставил «пасти» словесное стадо.

Так, попируем, батюшка, на этом словесном просторе, будьте нашим архитриклином (распорядителем на пиру), повеселим сердце вином Божественной любви и вкусим её благодатные плоды!

25.02.2011




Имя и фамилия:
Электронный адрес:
   
Комментарий:
 
   

Дискуссионный клуб
1 декабря
(начало 19:00)
Все преподаватели
Риторика – ораторское мастерство – деловое общение
22, 24, 29 ноября и 6 декабря
(Вторник, Четверг 19:00-22:00 )
Аннушкин В.И., Меньшенина С.В., Хасин А.С.
Субботняя школа риторики
Идет набор
(по субботам 11:00-17:00)
Меньшенина С.В., Хасин А.С.
Школьная риторика
Идёт набор

Меньшенина С.В.
Индивидуальный курс «Риторика – ораторское мастерство – культура общения»
Идет набор
Индивидуальный график
Аннушкин В.И., Меньшенина С.В., Хасин А.С.
 
Уста праведного пасут многих, а глупые умирают от недостатка разума
Из «Книги притчей Соломоновых» (глава 10, стих 21)
Милосердие Фонд Русская Берёза
Все права защищены Златоуст 2007-2017, Москва