Записаться на курсы
 


Упражнение по риторике "Определение тезиса"


Фонд Русская Берёза


Русские учения о речи в истории и современности

Русские науки о речи: классика и XXI век

Наука о языке – языкознание. Но как назвать науку о речи? Этот вопрос уже ставился и на него находили остроумные ответы. Науку о речи стали называть речеведение – и отчасти справедливо (подобно тому, как науку о языке когда-то называли языковедение). Филологи стали разрабатывать речеведческие проблемы (см., например, статьи Т.В.Шмелевой), а термин речеведение достаточно укрепился в современной науке. И все-таки положение дел таково, что массовое научное творчество порождает огромное количество направлений и идей, которые подчас восстанавливают под новыми именами хорошо известное старое. Поэтому без анализа классических учений о речи здесь не обойтись.

Традиционными науками о речи являлись грамматика, риторика, диалектика (логика) и поэтика. Первоначально грамматика – учение о правильности речи. Грамматика у Мелетия Смотрицкого “есть известное художество благо глаголати и писати учащее”. В грамматике систематизируются знания о языке. Правильность речи проявлялась прежде всего в нормализации употребления слов (это была этимология), звуков (просодия), соположения слов (синтаксис). От грамматики как общего учения о правильности речи и построении языка следовало переходить к риторике как искусству пользоваться речью. Это различие между граматикой и риторикой ясно определяется в доломоносовских риториках: “Грамматика токмо добре учит глаголати, а не красно”, а риторика есть наука добре, красно и о сяких вещех прилично глаголати” (“Риторика” Михаила Усачева 1699 г.).

Обращенность к правильности употребления слов приводила к классической формуле Н.Ф.Кошанского, объяснявшего в “Общей реторике” специфику каждой словесной науки: “грамматика занимается словами, реторика - мыслями”. Именно грамматика ближе к понятию нормы, чем риторика, поскольку грамматика требовала осуществления принципов общей правильности речи, без чего принципиально невозможна речевая коммуникация.

Риторика лишь основывается на принципах грамматической правильности, но требует индивидуального творчества и мысле-стилевого новаторства, чему более всего соответствовал термин “изобретение”. Изобретение в риторике предполагает новизну и оригинальность высказывания, без чего невозможно сформировать индивидуальный характер речевого общения, поиском которого всегда заняты участники речи. Вот почему риторико-стилистическая привлекательность может быть выражена парадоксальным суждением Пушкина: “без грамматической ошибки я русской речи не люблю…”

Риторика ясно отличена и от логики, в старину называвшейся “диалектикой”: “Диалектика простые дела показует, сииречь голые, риторика же к тем делам прибавляет силы словесные, кабы что ризу честну или некую одежу” (Первая русская Риторика 1620 года). Это значит, что и поныне логика существует безотносительно к характеру оратора и аудитории, предполагая объективность доказательства. В риторике с целью убеждения действуют не только логическое доказательство (по М.В.Ломоносову, иного человека нельзя убедить, “когда другое мнение в его уме вкоренилось”), но весь комплекс обстоятельств, сопутствующих речи: образ оратора и характер аудитории, речевая эмоция, композиция, отбор слов, фигуры речи, характер произношения, язык телодвижения и т.д..

Отличие риторики от поэтики состояло в том, что риторика рассматривалась как общее учение о прозе, включающее в себя все виды реалистической словесности (более всего, деловой прозы). Реальной речи противопоставлялись “вымыслы” – ими занималась поэтика. Целью поэтического художественного творчества является не действительность и ее изменение, а мимесис - подражание действительности, переживание чувства прекрасного в языке. Поэтому поэтика занимается эстетическими “удовольствованиями” (Н.Ф.Кошанский) и более всего обращена к поискам индивидуально-выразительных средств в языке. Отсюда классическое деление в русской словесности на виды речи, которые изучаются в ч а с т н о й р и т о р и к е (философская, научная, историческая проза, ораторское красноречие) и п о э т и к е (эпос, лирика, драма, виды худождественной литературы).

К сказанному добавим, что старинный филологический тривиум, сформированный как комплекс речевых дисциплин, включал в себя грамматику, риторику, диалектику. Стилистика как наука отсутствует до середины XIX века, суждения о стиле в доломоносовских сочинениях достаточно редуцированы и ограничены “тремя родами глаголания” (см. наименьшую главу в первой русской “Риторике” 1620 г.).

М.В.Ломоносову принадлежит инициатива именования изучаемых филологических дисциплин “словесными науками” - см. титул “Краткого руководства к красноречию” 1747 года. Именно М.В.Ломоносов ясно утвердил в проекте Московского университета, поданном И.И.Шувалову, состав филологических дисциплин, которые должны изучаться на философском факультете. Из двух запрашиваемых М.В.Ломоносовым профессоров – “оратории и поэзии” - И.И.Шувалов счел достаточным выделение должности лишь одного “профессора красноречия”. Именно курс красноречия считался основным и покрывал состав словесных наук вплоть до 1804 г., когда был принят новый устав Московского университета. Этот курс последовательно читался профессорами элоквенции Н.Н.Поповским (1755-1761), А.А.Барсовым (1761-1791), Х.А.Чеботаревым (с 1791 г.).

Затем начинается период словесности. Термин “словесность” появился с очередной общественно-стилевой революцией в начале XIX века и новыми веяниями в филологических науках. Для России это было время воцарения Александра I, министерских преобразований М.М.Сперанского (с созданием министерства народного просвещения), формирования классической словесности и риторики. Видимо, “словесность” впервые определена в Словаре Академии Российской 1789-94 гг., а затем утверждалась в трудах А.Н.Никольского (“Правила словесности”), постепенно становясь основной филологической наукой. Во всяком случае в трудах профессора Московского университета И.И.Давыдова словесность рассматривается как общее учение о языке и всех проявлений слова (наука о Слове). Отсюда три части в “Чтениях о словесности” 1837-1843 гг., по которым учились все будущие известные ученые и писатели Ф.И.Буслаев, М.Н.Катков, К.П.Зеленецкий, И.С.Тургенев, И.А.Гончаров и мн. др.: язык – речь – слог.

В 30-е же годы XIX века становится особенно модным и утверждается термин “стиль” (синоним “слогу”). Прежняя риторическая теория, ориентированная на карамзинскую прозу, подвергается сомнению. Создателями нового стиля становятся художественные критики и литераторы реалистического направления, ставившие фигуру поэта – писателя – художника слова выше всех других творцов языка. Здесь начинается крен в сторону большего почитания художественной литературы в ущерб другим видам прозы, отсюда – наш русский менталитет с познанием “жизни в романах” и утверждением “поэт в России больше, чем поэт”.

Результатом такого идеологического движения была замена курса риторики курсом стилистики, осуществленная усилиями влиятельных филологов – прежде всего К.П.Зеленецкого, К.К.Фойгта (последним прямо предлагалось заменить курс риторики курсом стилистики с представлением программы такого курса). В результате реформ педагогического образования в 60-е годы школьное и университетское образование ограничивается курсами художественной словесности (см., например, курсы словесности А.Д.Галахова, или концепции филологов-педагогов М.Н.Каткова и П.М.Леонтьева, создателей Императорского лицея имени цесаревича Николая в 1868 году). Впрочем, обучение реальной культуре речи происходит в XIX веке через всю образовательную структуру: так, нормы бытовой речи воспитываются не только в семьях (каждого слсдлвия), но и описываются в книгах о правилах хорошего тона и светского этикета.

К первым десятилетиям начала ХХ в. кризис власти отражался в кризисе прозаических форм речи. Деловая риторика как искусство управления общественными идеологическими процессами отсутствовала – отсюда общий кризис духовности, который не мог быть преодолен ни “серебрянным веком” литературы (художественная литература лишь отражала смятение умов), ни отдельными творениями русских филоософов. Сколь бы ни были замечательны достижения русской философской мысли в лице В.С.Соловьева, Н.А.Бердяева, С.Н.Булгакова, П.А.Флоренского и мн. др., они не могли преодолеть материалистической моды на безбожие и революционность, реализации которых особенно жаждала большая часть интеллигенции.

Политическая риторика первых десятилетий ХХ века может быть сопоставлена с последними годами коммунистической эпохи: как правящему царскому режиму не удалось ничего сделать с митингами, маевками, тайными сходками, скептическими умонастроениями, царившими в университетских и школьно-учительских кругах, так и брежневскому режиму (обеспечивавшей его пропаганде) не удалось ничего сделать с бытовыми диалогами советских кухонь, на которых критиковалась коммунистическая идеология. Слишком велика была ирония над “правящими” коммунистами, а пропаганда тупа и бессловесна… Все опять жаждали перемен вне учета достижений предшествующего периода.

В каждый такой период, как показал последовательный анализ библиографических источников по истории русской риторики, в России создается в некотором смысле новая культурно-идеологическая цивилизация – и ее создание обязательно сопровождается новым составом и содержанием филологических дисциплин. Так, Октябрьская революция не могла не породить новые течения в изучении русской речи: это и создание одноименного сборника, и организация Института живого слова, и замечательные по глубине анализы речевой практики у А.В.Миртова, В.Гофмана, Б.Казанцева, молодого В.В.Виноградова. После 10-летнего периода идеологической перестройки (1920-1930) и окончательного нахождения образа данной цивилизации риторические разработки этих ученых оказались не только не нужны, но и едва ли не объявлены под запретом.

Однако требовалось изучать реальную речь. Там, где раньше были риторика и словесность, образовалась лакуна. Можно сказать, что эта филологическая лакуна не покрывалась в советское время проблематикой научного языкознания и литературоведения, поскольку они слабо касались вопросов реальной речевой жизни. Частично эти проблемы пыталась разрешить к у л ь т у р а р е ч и - наука, возникшая в конце 20-х – 30-е годы усилиями замечательных языковедов Г.О.Винокура, Д.Н.Ушакова, Л.В.Щербы и разрабатывавшаяся впоследствии в трудах С.И.Ожегова, В.В.Виноградова, О.С.Ахмановой, В.Г.Костомарова, А.А.Леонтьева и мн. др.

Центральным понятием в культуре речи стало понятие н о р- м ы и требование к использованию языковых с р е д с т в (см. начало одной из ранних работ по культуре речи Л.И.Скворцова: “Норма речи – центральное понятие теории культуры речи” [8, 40]). Однако понятием нормы не исчерпываются требования к организации убедительной и эффективной речи – внимательное прочтение трудов по культуре речи показывает, как постепенно обогащается терминологический аппарат культуры речи.

Определения и описания требований к культуре речи обогащаются понятиями “речевого мастерства” (Л.И.Скворцов, 1-е изд. энциклопедии “Русский язык” – 9, 119), “этики общения” и “эффективности в достижении целей коммуникации” (Е.Н.Ширяев, 2-е издание той же энциклопедии – 10, 204). Эта же терминология, самостоятельно возникшая в трудах по культуре речи, присутствует в большинстве определений риторики у А.К.Михальской, Ю.В.Рождественского, А.А.Волкова и мн. др. авторов.

Теоретики современной риторики обращаются к понятию “культура” как основополагающему. Задачи риторики в современном информационном обществе “должны опираться на культуру речи данного общества” (предисловие ко 2-му изданию “Теории риторики” Ю.В.Рождественского). Далее у того же автора: “Под культурой речи общества понимаем знание всех видов слова, их смысловых возможностей, их отношение к другим видам семиозиса и систематизацию через речь культуры как целого” [11, 3].

Понятие к у л ь т у р ы стало чрезвычайно модным в последнее время. Оно требует точного определения и правильного оперирования с фактами культуры. Культура – это правильный выбор и поступок: нельзя наложить слишком много запретов на новое, но и новизна не должна разрушать предшествующих достижений. Поэтому культура действительно есть первое требование к речи. Вспомним, как основоположник культуры речи Г.О.Винокур предварял “культурностью говорящего” все остальные требования к речи, в том числе к воспитанию “лингвистического вкуса и лингвистической дисциплины”.

В настоящее время невозможно перечислить все дисциплины (причем не только филологического цикла), которые имеют отношение к речи, либо же претендуют на возможное влияние на культуру речи. Во всяком случае к проблемам речевой культуры имеют отношение стилистика (практическая, функциональная), лингвистика текста, прагматика, теория речевых актов, теория речевого воздействия, речеведение, лингвоэкология, психология общения, культура общения и нек. др.. Каждое из этих направлений по-своему решает проблемы нормализации общественно-языковой практики – в некотором смысле это говорит о богатстве и разнообразии идей современной филологической науки, которыми необходимо воспользоваться и правильно распорядиться.

И все-таки наиболее оптимальным с позиций культуры является обращение к опыту классических учений о речи, в частности, словесности и риторики, пытающихся включить в сферу своего рассмотрения максимум вопросов, имеющих отношение к изучению речи современного общества. Современная теория словесности в соответствии с традициями русской словесности включает в рассмотрение правила и нормы создания словесных произведений (включая не только внутренние правила словесности, но и внешне-технические стороны организации речи). Классическая словесность всегда стремилась к максимальному охвату родов и видов и жанров речи – развитая языковая личность и должна владеть максимальным количеством видов речи.

Риторика является современной теорией речи. Основываясь на классических идеях европейской и отечественной культуры, риторика рассматривает общие вопросы речевой коммуникации (разделы общей риторики по-прежнему сохраняют свою актуальность), именно риторический анализ позволяет строить правила и нормы речевого поведения в разных видах словесности. Современная частная риторика касается всех видов речевого взаимодействия: от обыденной риторики (риторики бытовой речи) до политической, педагогической, юридической и мн. других видов частной риторики. Завершать этот перечень, конечно, должна риторика СМИ.

Подведем итоги, систематизируя перечисленные науки о речи и показывая их эволюционное движение:

  1. Классическими античными учениями о речи следует считать грамматику, риторику, поэтику, логику. Именно из этих учений создается средневековый тривиум основных филологических наук, изучавшийся в России: грамматика, риторика, логика.
  2. В XVIII веке первая научная риторическая теория М.В.Ломоносова предполагала описание тривиума (к наукам, описанным М.В.Ломоносовым, следует отнести грамматику и риторику), речевая практика и искусство построения текстов описаны под именем красноречие, куда входят оратория и поэзия.
  3. В первой половине XIX века принято говорить о “словесных науках”: грамматике, риторике, пиитике. Основной термин для филологических наук – словесность, объединивший теорию языка, теорию речи и теорию изящного слога (И.И.Давыдов).
  4. После критики риторики в середине XIX века словесность начинает пониматься только применительно к изящной (художественной) словесности. Остатки риторического знания продолжают преподаваться в гимназиях, основное внимание уделяется стилистике (ср. призывы К.К.Фогта, В.Г.Белинского перейти к преподаванию именно стилистики вместо риторики). Образ современного филологического предмета, ограниченного языком и литературой, начинает формироваться как раз в это время. Кроме того, именно с 60-70-х годов начинается активное становление теории языковедения в России.
  5. Предмет словесность преподавался до Октябрьской революции. Новая идеология предполагала формирование и нового состава наук во всех странах мира, причем этот процесс необходимо связать прежде всего со становлением массовой информации. В англосаксонских странах активно формируются коммуникативные теории, основанные на развитии теорий ораторского искусства. В России появляется Институт живого слова, развиваются исследования “русской речи”, предлагают “учить говорить весь народ”. Об активности речевых процессов особенно в 20-е годы говорят выходившие книги по ораторскому искусству (А.В.Миртов, Б.Казанский, В.Гофман и др.). Именно в это время появляется предмет культура речи.
  6. В советское время активное развитие получил целый ряд дисциплин, имеющих отношение к теоретическому и практическому анализу речи. Этими дисциплинами следует назвать функциональную стилистику, лингвистику текста, психологию общения, психолингвистику и нек. др.
  7. В послеперестроечное время парадигма речеведческих наук значительно обогатилась. К ним следует отнести прежде всего связи с общественностью, имиджелогию, теорию и практику речевой коммуникации (особенно последняя, конечно, имеет основу в американистике ХХ века). Все перечисленные науки продолжают развиваться, причем каждая как наследует традиционное содержание, так и многое берет от соседствующих с нею речеведческих дисциплин. Взаимообогащение является несомненным положительным качеством этого развития, однако бывают и случаи открывания давно известных истин, которые существуют в классических учениях о речи, только теперь они подаются под “новым соусом”, т.е. в новой терминологии с претензией на новое знание.




Имя и фамилия:
Электронный адрес:
   
Комментарий:
 
   

Дискуссионный клуб
1 декабря
(начало 19:00)
Все преподаватели
Риторика – ораторское мастерство – деловое общение
22, 24, 29 ноября и 6 декабря
(Вторник, Четверг 19:00-22:00 )
Аннушкин В.И., Меньшенина С.В., Хасин А.С.
Субботняя школа риторики
Идет набор
(по субботам 11:00-17:00)
Меньшенина С.В., Хасин А.С.
Школьная риторика
Идёт набор

Меньшенина С.В.
Индивидуальный курс «Риторика – ораторское мастерство – культура общения»
Идет набор
Индивидуальный график
Аннушкин В.И., Меньшенина С.В., Хасин А.С.
 
От плода уст своих человек насыщается добром, и воздаяния человеку – по делам рук его
Из «Книги притчей Соломоновых» (глава 13, стих 15)
Милосердие Фонд Русская Берёза
Все права защищены Златоуст 2007-2017, Москва